?

Log in

No account? Create an account
zakat

mycorrhiza


Про любовь, и про войну, и про охрану природы

Пузыри земли


Previous Entry Share Next Entry
Рассказ третий и пока что последний.
zakat
mycorrhiza
Бензолятор Майкла.

Биологический отдел Восточно-Теннессийского университета устраивал для желающих поездку по окрестным питомникам растений. Было очень интересно. Экскурсионный автобус преодолевал сельские дороги, стремясь к малоизвестным лавочкам, в которых попадались настоящие редкости. Внутри автобуса постепенно становилось тесно от покупок и подарков: многие хозяева с удовольствием предлагали черенки калликарпы, горшочки с хостами и другое – просто в благодарность за то, что к ним заехали. Я купила мешок яблок и получила в подарок экземпляр курильского чая – это растение я не могла найти ни в одном каталоге. Очередной питомник располагался в старинной сельской усадьбе. Организатор поездки, профессор Ферри Райти, предложил осмотреть дом – хорошо сохранившийся исторический памятник. Оттуда как раз выходила приехавшая перед нами группа. Они поздоровались – профессора Райти у нас знают все – и чинной цепочкой пересекли лужайку. Их костюмы обращали на себя внимание. Они были одеты, как маскарадные казаки. В наших горах, конечно, живут и шотландцы, и немцы, и потомки поселенцев с загадочной историей, происходящие по легенде от экипажа пиратского судна. И все они носят традиционную одежду при случае. Но таких мне встречать еще не приходилось.
 - Это же русские старообрядцы – ответил профессор на мой вопрос. – У них сеть поселений по всей стране, а здесь очень большая колония.
Старообрядцы меня заинтересовали. Дело в том, что среди когда-то привезенных мною случайных бумаг были мятые и невзрачные листки, найденные в сторожке переделкинского дома. По всей вероятности, деду они показались неинтересными и он решил не включать их в свою коллекцию старых гравюр и документов. На серой бумаге почти такими же серыми от времени чернилами были записаны откровения старца Вениамина Загоскина, датированные шестидесятыми – семидесятыми годами позапрошлого века. Старец писал грамотно, прекрасным языком и совершенно убедительно. Его кругозор не мог не удивлять. Скупыми штрихами была обрисована международная обстановка на момент начала записок. Дальше шли предсказания на ближайшие десятилетия с пометками, когда и как исполнилось каждое предсказание. Они были сделаны позже – почерк стал менее уверенным, чернила меньше выцвели. Заканчивались странички точным конспектом мировых событий двадцатого века. Под ними стояла дата – 1885 год. На полях были приписаны краткие указания на то, что старец с последователями отправляется за океан, где и следовало принимать меры к обузданию сил зла – действовать на родине он считал нецелесообразным. Конкретные инструкции он собирался дать на месте.
    В США есть разные группы, называющие себя старообрядцами. Но никто из них не слышал о Вениамине Загоскине. Может быть, эти знают? Изобразив интерес к сородичам-славянам, я дипломатично спросила у профессора, не может ли он представить меня своим знакомым. Он сделал это как-то нерешительно и робко и сразу же торопливо отошел. Командир блестящих казаков прищурился на меня из-под мишурной папахи.
 - Бога-тО не бОишься, людей-тО не стыдишься, - сказал он. – Не делО русскОй бабе в штанах разгуливать.
 - Ведь я в пути, кОрмилец, - нашлась я, кивнув на университетский автобус. – В пути дОзволенО облегчать ношу.
Это его несколько смягчило.
 - Ну ладнО. Дай телефончик-тО, звякнем на днях.
На этот случай у меня есть замечательные самодельные карточки с названием моей церковной общественной работы – председатель группы женщин. Командир карточку сунул, не читая, в карман нейлоновых шаровар и полез на водительское сиденье своего экипажа.

Через несколько дней мне действительно позвонили. Официальный дамский голос сообщил на вполне современном московском наречии, что мне назначена аудиенция по такому-то адресу в городе Эрвине. Это близко, тут уж не сошлешься на трудности в пути. Я натянула унылого вида длинное платье, повязала голову платком.
Городишко Эрвин прославился тем, что там в 1916 году по приговору суда повесили слониху. Ни до того, ни после там ничего достойного упоминания не происходило. Я остановила машину на пустынной улочке и поднялась на покосившееся крыльцо невзрачного, по всем признакам заброшенного домика.
Обстановка внутри была неожиданной. Вниз уходили широкие ступени, покрытые ковром. Этот домишко был декорацией, прикрывавшей вход в роскошные и мрачные подземные хоромы. Опереточные казаки провели меня по длинным коридорам в кабинет. Не теряя бдительности, я первым делом нацелилась на правый угол и перекрестилась на иконы. Теперь можно и на хозяина посмотреть.
Посреди помещения стоял одетый в парадный мундир, с устрашающими эполетами и загадочными орденами, с какими-то мехами и кружевами, бесцветный тип среднего возраста. Выражение кувшинного рыльца и особенно холодных, сведенных к носу глаз было довольно жуткое. Никакие человеческие чувства этому существу неведомы.
 - Расскажите о себе, - выговорил механический голос.
 - Меня зовут Екатерина, я тут в греческой церкви за благотворительность отвечаю, - начала я с главного козыря. Землистая физиономия смягчилась. Нелюдские глаза не изменились.
 - Хорошее имя – Екатерина, - заметил он. – И православную благотворительность мы очччень одобряем и готовы всячески поддерживать...
Последнее слово было произнесено с пока непонятным мне нажимом. Кто это – они? Меня что, привели к главнокомандующему этих милитаризованных старообрядцев? Чем же я заслужила такую честь?
 - Надеюсь, что и вы, Екатерина, нам поможете, ведь вам, как и всякому рррусскому человеку, дороги православные ценности и вы против бездуховности. Мы собираем информацию о врагах народа и способах, которыми можно с ними бороться... – Он недовольно скривился. – К сожалению, обращение к силам правопорядка исключено... пока... Мы вынуждены прибегать к мерам местного масштаба... Безбожные сборища, школы, кинотеатры, диавольские концерты... Вы, конечно, следите за новостями – достигнуты определенные успехи... Снабжение наших временных союзников оружием... В свое время у нас найдется настоящее оружие, чтобы и от них избавиться, когда станут ненужными... Вы, конечно, заинтересованы участвовать в нашей работе. И для вашей благотворительности прямой смысл...
Я по-прежнему не понимала, как я удостоилась такого доверия. Хотя, если подумать, то подобные господа своих целей и не скрывают. Во всяком случае, старец Вениамин тут явно ни при чем, его и упоминать нельзя. Сверкая пластмассовым золотом, вождь подвел меня к письменному столу и показал чек, выписанный на «Марию и Марфу» - это наша церковная группа. Чек был на сумму, в сто раз большую, чем наш годовой бюджет. Рядом с ним лежало готовое к подписи соглашение о сотрудничестве – о таких бумагах я только читала. Его стиль явно указывал на учреждение вовсе не духовное.
 - Охотно, охотно подпишу, - нагло заявила я. – Но вы же понимаете, что я обо всем должна буду рассказать батюшке на исповеди. Если вас это устраивает, то пожалуйста.
На мерзкой роже появилась серьезная задумчивость и какие-то расчеты.
 - Батюшке, это в греческой церкви? – уточнил он. Я кивнула. Он снова прикинул какие-то комбинации, казалось, что внутри работает арифмометр.
 - Разумеется, разумеется, надо рассказать на исповеди, - в механическом бормотании даже появилась некая суетливость. – Так, мы это пока оставим, вы этого не подписывайте, и чек я оставлю тут лежать – не беспокойтесь, ничего с ним не случится. Идите себе на исповедь спокойно, мы вас найдем при необходимости.
Он проделал уже совершенно арийский прощальный жест. Я отделалась поклоном в сторону икон.

 - ...А зачем ты к ним пошла? – спросил отец Стивен. Рассказ о  фашиствующих «старообрядцах» его огорчил, но не удивил.
В ответ я объяснила про Вениамина Загоскина и про его планы спасения мира.
 - Они теперь и к вам могут прицепиться, к сожалению.
 - Пускай цепляются, - улыбнулся батюшка своей тихой улыбкой. – Я к ним сам прицеплюсь. А про старца я могу кое-что узнать.
    В следующее воскресенье после службы ко мне подошел приятный немолодой мужчина, которого я до этого  не видела. Мы все знаем друг друга, а если заходит кто-то новенький, то он со всеми знакомится – обычное дело. Мы поболтали о чем-то, затем он немного понизил голос:
 - Пожалуйста, не удивляйтесь. Меня зовут Бен Загоскин.
Хорошо, что предупредил.
 - Отец Степан сказал мне, что у вас имеется рукопись Вениамина?
 - Имеется. Я с удовольствием ее вам передам.
 - Не надо пока что. Ничего не случится, если она еще полежит у вас, даже лучше. Я принес материалы о нашей деятельности, хотите их сейчас посмотреть?
Мы зашли в батюшкин рабочий кабинет, новый знакомый разложил на письменном столе вырезки из газет, письма, фотографии, и я наконец узнала, что делал старец Вениамин, прибыв в Соединенные Штаты.
Вот дети разных возрастов тренируются в спортзале, оборудованном из сенного сарая. Вот старец, уже совсем дряхлый, читает лекцию, сидя в кресле. Поселок старообрядцев – крепкая, зажиточная с виду деревня. Вырезки из районных газет – репортажи о стихийных бедствиях. Мужчины с бородами и женщины в фартуках – первые на спасательных работах. Снимок времен Великой Депрессии – статная старуха с ружьем за плечами разливает суп из огромного котла. Окружной таун-холл – мэр городка награждает бравых старообрядцев какими-то медалями за спасение.
 -  Дед рассказывал, что местные к нам всегда очень хорошо относились. Первое время они нам помогали, но мы их быстро отблагодарили. И когда не хватало рук для уборки урожая, и при срочном ремонте жилищ, и лечение травами - всё пригодилось, - объяснял Бен, показывая фотографии. -  Они нас и теперь во всем поддерживают, а мы их. Так что у нас есть полная возможность работать над нашей программой.
 - Значит, ваш дед – сын старца Вениамина?... Или внук?
 - Старец вырастил его и дал свою фамилию. Где он подобрал мальчика – неизвестно. По внешности дед был настоящим коренным американцем. Ну, индейцем. Но говорил по-русски и был первым помощником старца, а по его кончине продолжал работу.
 - А работа – это исполнение заветов старца?
 - Работа – это исполнение заветов старца, - подтвердил он.  – Вениамин провидел, что для предотвращения страшных бедствий понадобятся на все готовые, отлично выученные люди. Чем моложе – тем лучше. И детям у нас старательно давали всестороннее образование, наряду со специальной физической и психологической подготовкой. Мальчикам и девочкам наравне.  Это оправдывало себя – наш поселок может похвалиться необычайным количеством боевых и других наград. Но настоящая цель другая. Так уж случилось, что дважды именно наши девочки оказались в нужное время на нужном месте, чтобы остановить уничтожение цивилизации.
 - Дважды?
 - Старец предсказал, что первый такой случай будет в 1972 – 74 году. Мы устроили несколько наших сестер уборщицами в правительственные учреждения. Они были на отличном счету и им удавалось проводить на работу своих деток. Вот на этом снимке Василиса, я ее помню такой.
Василиса на бледном отпечатке была серьезной, даже немного печальной. Клетчатый комбинезончик, отглаженная блузка, волосы гладко причесаны и собраны в хвостик. Широко расставленные глаза, чуточку выдающиеся скулы.
 - Что же она сделала?
 - Подробностей никто не знает. А результат известен.
 - ...
Бен Загоскин посмотрел на меня такими же печальными глазами, как у Василисы на фотографии. Огорчался он, скорее всего, моей тупости. Какой результат действий незнакомой девочки пятьдесят лет назад должен быть мне известен?... Боже, 1972 год! Ведь тогда все кончилось хорошо! Значит, это было благодаря им!
 - А второй раз? – с трудом выговорила я.
 - Второй раз – сейчас.
Вскоре я кое-что узнала об этой операции и опишу события так, как они мне представляются.

Дональд Депп иногда подвозил кого-нибудь. Брать попутчиков шоферам-дальнобойщикам не разрешалось, но никто не проверял, соблюдаются ли эти правила. Дональду даже нравилось поболтать с посторонним человеком о том, о сем, - это помогало от сонливости в пути. Уж лучше незнакомые, чем своя семейка, ну их совсем. Келли вежливо объяснила ему, что едет автостопом в Калифорнию к бабушке. У нее было длинное  личико, узкий носик, прямые волосы падали на плечи. Джинсики, футболка без надписей, рюкзачок. Она с уважением оглядела гигантский супер-экстра бензовоз. Отвечая на ее детские вопросы, Дональд и не подумал чего бы то ни было скрывать. Бензовоз был полон усовершенствованного топлива, которое и бензином-то трудно было назвать. Сверхвысокооктановое современное горючее предназначалось для проектов, требующих большого количества энергии зараз в таких точках, где местная электрическая сеть почему-либо не соответствовала. Он не скрыл и того, откуда и куда едет. Им было по пути почти до самого конца.

Достав из рюкзачка цветные карандаши, Келли рисовала на салфетке. В шоферской закусочной было пустовато. Дональд доел, кивнул ей и пошел к выходу. Она скомкала салфетку, бросила на стол и последовала за ним.
Убиравшая со столиков девица изучила рисунок на салфетке. Человечек в зеленом костюме, в очках, немного похожий на клоуна... Волшебник Изумрудного города! Только с непропорционально длинной шеей, прямо как у гуся.  Дженнифер, не скрываясь, засмеялась и положила салфетку в карман.
После смены девушку ожидал кавалер.
 - Смотри-ка, Джеймон, - улыбаясь, она протянула ему салфетку. Они обменялись понимающим взглядом.
 - Забавно детишки рисуют, - громко согласился Джеймон. Его мотоцикл звучно урчал, татуированные мускулы выпирали из-под майки, на буйных волосах красовалась черная бандана.  – Хочешь прокатиться?
Прокатиться Дженнифер не отказалась. Мотоцикл взревел и умчался в облаке пыли. Теперь последователи Вениамина Загоскина знали – бензовоз идет из Йорктауна в штате Вирджиния. Там, на Гудвин Нек Роуд, расположен бывший нефтеперерабатывающий завод. В 2010 году его с шумом закрыли, взорвали установки для крекинга и еще что-то. Но новые хозяева приспособили пустующие помещения и цистерны для хранения и перевозки горючего и других опасных материалов. Отныне с них не спустят глаз.

Огромный бензовоз плавно развернулся перед неказистым мотелем. Здесь останавливались дальнобойщики.
 - У тебя небось нет денег, чтобы тут снять номер? – Дональд смотрел на Келли с высоты своего роста. – Я не могу тебя взять к себе в комнату, даже не думай.
 - Всё в порядке, Дональд! – живо ответила девочка. – Когда ты сказал, что будешь тут ночевать, я позвонила своей подруге. Ее мама разрешила мне у них остаться на ночь.
 - Удачно, что у тебя как раз тут подруга, - прищурился тот.
 - Мы познакомились в летнем лагере, - объяснила Келли. – Я уже восемь лет езжу в этот лагерь, и у меня очень много друзей оттуда.
 - Ну ладно. Если хочешь ехать со мной дальше, приходи утречком.
 - Хочу! Ты дождись меня, Дональд, хорошо? – и она улыбнулась ему открытой детской улыбкой.

Келли и Аманда с увлечением играли в розовых трансформеров на пушистом голубоватом ковре. Аманда была миниатюрная, с тонкими ручками и светлыми кудряшками. Подружки смеялись, вспоминая летние приключения, шушукались. Бабуля Аманды, очень похожая на внучку, с такими же кудряшками и хрупкой фигурой, принесла им печенья и лимонада. В гостиной работал телевизор.
 - Амандочка, слышишь, что говорят? – произнесла бабуля. – Поймали этих шутников, что в Нью-Мексико весь бензин выкачали. Интересно, осудят ли их.
 - Весь бензин? – нахмурилась Келли. Она слышала, что в штате Нью-Мексико введена единая система транспортировки топлива. По трубам его перекачивали в большую часть резервуаров и заправочных станций. Лишь пара-тройка из них не присоединились к системе и несли серьезные убытки, как это всегда бывает с единоличниками, не подчинившимися монополиям.
Хихикая, Аманда рассказала ей, что двое молодых людей из обеспеченных семей решили поразвлечься и нашли способ подключиться к компьютеру, управлявшему распределением бензина. В результате их действий весь бензин из сети в Нью-Мексико оказался перекачан в отдаленный резервуар, а обратный путь перекрыт. В штате создалась напряженная ситуация. Конечно, можно было выехать за его пределы, чтобы заправиться. Но огромное количество водителей оказались застигнуты врасплох. Немногие бензоколонки, не связанные с единой системой, быстро оказались без товара, даже по завышенным ценам. Специалисты работали, не покладая рук, чтобы вернуть бензин штата Нью-Мексико на его законное место, но последствия ловкого хулиганства оказалось не так-то легко устранить.
 - И к чему же их могут присудить? – поинтересовалась Келли. – Посадят?
 - Не посадят, - уверенно заявила маленькая Аманда. – Их папаши оба в Конгрессе заседают, и денег у них полно. – Их могут присудить разве что к возмещению убытков.
 - Девочки, пора спать! – крикнула сверху ее мама.
Пожелав маме и бабушке спокойной ночи, Аманда и Келли посмотрели друг другу в глаза.
 - Объехать Нью-Мексико никак ведь не получится?
 - Зачем? Я скажу Дональду, чтобы заправился заранее, еще есть время.
 - И он тебя послушается?
 - А что еще можно сделать?
 - Я постараюсь тебе передать весточку на всякий случай.
Обе быстро уснули.

 Стоя перед мотелем, Дональд с раздражением бросил окурок. Всё, больше ждать он не намерен.
 - Дональд! Я здесь!
К бензовозу спешила долговязая фигурка с рюкзачком. Невнятно буркнув что-то, Дональд полез на водительское место. Келли поднялась с другой стороны. Она искоса взглянула на его лицо – он разворачивался и выезжал на дорогу с неподвижной, хмурой физиономией. Надо было что-то делать для улучшения атмосферы.
 - Знаешь, Дональд, я так тебя люблю! – бесстрашно заявила она. – Ты такой молодец, что подождал меня!
Тот снова пробурчал что-то неразборчивое, но, кажется, немного смягчился. Лучше подождать немного. Она устремила взгляд в окно – там проплывали склады, заброшенные нефтяные вышки, пустыри. Перед ее мысленным взором появились заученные наизусть листы рукописи, - с каждой страницей рука писавшего слабела, буквы на последних страницах были дрожащими, хотя и легко читаемыми, а потом сменялись совсем другим почерком – конец пророчеств был записан уже под диктовку старца. Вениамин Загоскин, не имевший понятия о компьютерах, твердо знал, что темным силам для победы в 2020 году понадобится большое количество энергии, сосредоточенное в одном месте. Он советовал своим последователям не вступать в открытую войну, а втереться в доверие к пособникам зла и в нужный момент перехватить запас энергии с тем, чтобы использовать его в своих целях. Время и место перехвата были намечены с неожиданной точностью. Келли имела самое общее представление о секретной программе, которая должна была заработать на доставленном горючем. Целью плана было осуществление полного контроля за электронными системами всего континента. Процесс требовал единовременного использования большого количества топлива. Агрегат, сочетавший передовую компьютерную технику с засекреченными изобретениями, был установлен в знаменитом заповеднике, где сохранились реликтовые секвойи – спрятать его на задворках детского центра науки и техники оказалось несложно. Дональд доехать до него ни в коем случае не должен. Келли знала - водителю гигантского бензовоза обязательно свернуть на север, немного не доехав до секвой. Лишь бы ничто не помешало!
 - Дональд, где думаешь заправляться? – ангельским голоском поинтересовалась она.
 - В Нью-Мексико где-нибудь. У нее бак большой, еще надолго хватит.
 - В Нью-Мексико нельзя. Надо заправиться раньше, - сообщила Келли.
 - Ну ты, раскомандовалась тут! Сказал – в Нью-Мексико. Не спорь, а то не повезу дальше.
Настаивать было бесполезно. Оставалось надеяться на большой бак – вдруг хватит проехать до границы с Аризоной. Келли откинулась на спинку сиденья и снова вызвала в памяти выцветший листок с карандашным наброском величественных хвойных деревьев.

  - Да что же это такое! – Дональд покосился на девчонку и проглотил крепкое словечко. Уже на третьей подряд бензоколонке красовалось объявление крупными буквами «Бензина нет». Оставшегося в баке могло хватить на пару часов пути, а могло и не хватить.
 - Попробовать свернуть на боковую дорогу, что ли? Вдруг там поменьше народу ездит и не раскупили бензин-то.
Первая попавшаяся на боковой дороге заправочная станция была ободранной и невзрачной. Никаких объявлений не было, но на заправку стояла очередь из автомобилей, и не успел бензовоз пристроиться к ней, как раздались выкрики: «Кончилось! Пусто! Всё, не стойте, мужики!»
С досадой крякнув, Дональд направился к туалетам. Келли последовала его примеру. Зайдя в относительно чистенькую дамскую комнату, она с интересом изучила нацарапанные на стенках слова и рисунки – и полустертые, и недавние. Центральное место занимало размашисто исполненное изображение слона сзади – к внушительному седалищу были пририсованы жалко болтающиеся уши, хобот и ноги.
 - Нам надо ехать в слоновью задницу, - заявила она, садясь на свое место в кабине.
 - Да ты что?? Проеду еще немного, здесь закончился, а в других местах может быть.
Минут через сорок Дональд совсем пал духом. Везде стояли машины, водители которых давно потеряли надежду наполнить бак. Одни сняли комнаты в гостиницах, за другими должны были приехать родственники из других штатов, третьи просто не знали, что делать.
 - Слышь, мужик, а это у тебя бензовоз? – На обочине стояли трое крепких ребят. – Так за чем же дело стало, откачай немного оттуда. И с нами можешь поделиться.
 - Не выйдет. Это не просто бензовоз. Его вообще открыть нельзя, даже если залезешь туда. – Он кивнул на самый верх, где виднелось что-то вроде сложно устроенного люка. – Там нет крышки, а только автозапор, и содержимое можно только сразу использовать, подсоединив эту штуку к специальному насосу. Человек открыть не может.
 - Ах, не может? – Трое подвинулись ближе. – А если мы попробуем?
Дональд мгновенно закрыл дверь и тронул машину с места. Те трое не ожидали такой прыти от громадины и еле успели отскочить.
 - Ах ты!... И что теперь? – он, собственно, спрашивал сам себя.
 - Теперь поехали в слоновью задницу. Ты меня уже не слушался. Я знаю, что говорю.
 - В задницу, говоришь? В город Элефант-Батт? Ну что ж, поехали – хуже уже не будет.
До городка Элефант-Батт дотянули на последних остатках бензина и остановились возле жалкой, заброшенной с виду заправки на окраине.
 - Ты, у вас есть чем заправиться? – грубо обратился Дональд к смуглому, небольшого роста, очень красивому работнику.
 - Е-есть, - успокаивающе протянул тот, указав на пистолеты. Попытки извлечь из них хоть каплю не увенчались успехом.
 - Эй, ведь нет же бензина! – рявкнул Дональд на красавца.
 - Биньзиня не-ету, - согласился тот с мягким, приятным акцентом.
 - Ты, рожа мексиканская, не понял? Мне заправиться надо!
 - Поняль, поняль. Заправляйтись, позалуста. – И мексиканец указал на краник, приделанный к колонке сбоку и похожий на самодельный носик от лейки. Надпись над ним гласила: «Бензолятор Майкла». Стоил бензолятор в полтора раза меньше, чем самый дешевый бензин.
 - Это что еще за фигня – бензолятор Майкла? Никогда не слышал.
 - А это мы сями делаем. Сливаем остатки, конвертируем отработанное масля, кой-чего подмешиваем.
 - ... А на нем ездить-то хоть можно?
 - Можня, можня. Мы езьдим, и вы можити.
Побагровев и что-то бормоча, Дональд Депп залил полный бак.

Из выхлопной трубы одиноко едущего по шоссе бензовоза вырывался густой черный дым. Зрелище было весьма впечатляющим.
Путники остановились перекусить.
 - Ююю, что это так воняет? – скривилась торговавшая сосисками тетка.
 - Это бензолятор Майкла, - сообщила ей Келли. Тетка так и осталась с раскрытым ртом.

Раскрыв капот, Дональд что-то подкручивал и протирал в моторе. Келли наблюдала за ним, устроившись на  бетонной бровке неизвестного назначения.
 - Ну и воняет! Чего это у вас такое? – раздался знакомый голос. К ним подходил один из встреченной ранее троицы, приземистый парень с торчащими ушами; двое других виднелись у стенки гаража.
 - Бензолятор Майкла, - четко ответила Келли.
Гражданин с торчащими ушами обдумал эту информацию.
 - Слышь, ты, ты где заправлялся-то? – осведомился он с искренним интересом.
 - В слоновьей заднице, - мрачно отреагировал Дональд, не отрываясь от своего занятия.
 - Чегооо? Ах ты, сукин сын! Слышь, ребя, я его как приличного спросил, а он меня к слону в задницу посылает! – заорал тот и привел в действие увесистый кулак прежде, чем Дональд успел шевельнуться. Двое приятелей двинулись к месту действия.
Келли мгновенно соскочила с бетонной штуковины, каблуком точно попав на ногу Дональда. Он дернулся от боли и кулак нападавшего пролетел мимо, с хрустом врезавшись в какие-то цапфы и гайки в раскрытом двигателе. Ушастый заверещал, тряся окровавленной кистью руки.
К этому моменту двое – один бритый налысо, другой с длинными волосами и бородой – дошли до бензовоза и угрожающе надвинулись на противника. Келли, повернувшись к ним лицом, резко развела руки, ткнув большими пальцами в животы обоих. Те сразу сложились пополам, обхватив себя руками и ловя воздух ртом.
 - Помогите вашему другу, у него перелом костей ладони, - отдала она распоряжение волосатому. – Дональд сказал вам правду, мистер, - заверила она лысого. – Мы заправлялись в городе Элефант-Батт. Поехали, Дональд! Ты закончил, надеюсь?
Ответом было смущенное кряхтение. Дональд вытер руки, захлопнул капот и поднялся в кабину. Келли уже сидела на пассажирском месте.

 - ... Ну чего, доберешься сама до бабули-то? – Дональд допил газировку и бросил банку в жалкие кустики возле мотеля.
 - Доберусь! Тут близко! Спасибо тебе, Дональд!
 - Да чего там.... и тебе спасибо – выдавил из себя усталый водитель. Его одолевала невероятная сонливость, он еле добрался до номера и крепко заснул.
В сумерках возле бензовоза остановился обшарпанный белый грузовичок. Из него вылезли две фигурки – одна худенькая, другая наоборот. Первая подошла к кустам, вгляделась в них и ловко, ни до чего не дотронувшись, вытащила банку из-под газировки.
 - Молодец, - тихо похвалила другая. – Василиса ее в печку кинет, так даже ободков не останется. Давай ее сюда.
Завернув и спрятав банку, кругленькая и  уютная бабуля Джен решительно вскарабкалась по огромным ступеням и привычно отрегулировала положение руля и сиденья по своим коротеньким ножкам. Келли уже сидела рядом.
Бензовоз заводился не ключом, а кодом. Келли продиктовала его бабушке, и они тронулись в путь.
 - Ба, а ехать-то далеко, я посмотрела. Как же мы успеем до утра вернуться?
 - Успеем, - с угрюмой гордостью усмехнулась Джен Финч. – У нас, старых дальнобойщиков, есть свои хитрости. Доедем вдвое быстрее, чем твоя карта показывает. Куда твоему Дональду!
 - Бедный Дональд... – хихикнула Келли. – Я его так охраняла... Надеюсь, у него не будет из-за этого серьезных проблем. А он не заметит, что бензовоз пустой?
 - Не будет он пустой. Там уже подсуетились наши люди в муниципальных  службах – наполнят чем надо под самую завязку.
Они уже ехали по шоссе на север. Мелькали темные деревья и изредка – дальний неясный свет в окошке у фермера. Им предстояло доехать до границы с Орегоном и проехать еще немного. Именно там, в лесах за деревней с неамериканским названием Мулино, последователи Вениамина Загоскина установили аппарат, совместимый с затвором гигантского бензовоза. Все топливо будет выкачано и спущено в подземное хранилище. Использовать его планируется для выполнения заветов старца.

Дональд Депп с трудом открыл глаза. Вот это поспал! Ничего удивительного, подумал он. Все, после рейса пишу заявление об уходе. Буду работать уборщиком у дочки в школе. Деньжат поменьше, зато нервы целее.
Он вышел из мотеля и плавно тронул с места спокойно дожидавшийся его бензовоз.

Царственные секвойи укоризненно покачивали верхушками. Проехав под ними, Дональд осторожно свернул в малозаметный проезд к неопределенного назначения хозяйственным постройкам за детским центром. Ворота обшарпанного серого ангара были широко раскрыты. Внутри он оказался неожиданно вместительным и полным сложного современного оборудования. К люку на верхушке бензовоза сразу подсоединили большого диаметра гофрированный шланг, другим концом уходивший в не похожий ни на что агрегат. Включили насос, и емкость бензовоза начала опустошаться.
 - Что это так воняет? – с подозрением принюхался работник в бахилах и маске.
 - Бензолятор Майкла, - привычно и мрачно отреагировал Дональд.

2018.